19.06.2008

Минувшей осенью вернулся домой, в родное село Вязовок в Черкасской области, моряк, погибший на Малой земле более шестидесяти лет назад. Вернулся, конечно, незримо, но для его родственников новость о том, что старшина первой статьи Александр Антонович Римский не пропал без вести, как говорила официальная похоронка, а сложил голову в бою, была очень важным известием. Ведь до сих пор вся его большая родня помнит, как 1 мая 1941 года Саша приезжал из Севастополя в отпуск в новой курсантской форме и с гордостью рассказывал о том, что скоро пойдет в море, на практику. Но практика получилась совсем не такой, как думалось.

Минувшим летом краснодарцы и новороссийцы, поисковики из краевой общественной поисковой организации "Набат" решили понырять с аквалангами в Цемесской бухте, где происходила высадка десанта на знаменитую Малую землю. Этот плацдарм площадью около 30 квадратных километров наши солдаты и моряки держали долгих семь месяцев. Противник бросал против ее защитников крупные силы пехоты, артиллерии, танков. Ежедневно по несколько часов без перерыва плацдарм бомбили, группы по 30-40 самолетов, сменяя одна другую, почти непрерывно висели в воздухе.


Каждую ночь на торпедных катерах десантникам доставлялись подкрепление и боеприпасы. Пытаясь лишить малоземельцев поддержки, противник обрушивал на Цемесскую бухту шквальный огонь артиллерии, не давая возможности судам подойти к берегу. Но катера все равно шли. И вот, 63 года спустя, в районе Суджукской косы, на глубине восьми метров, среди обломков одного из тех торпедных катеров, была найдена медаль "За отвагу".

Серебряный кругляшок был серьезно поврежден – судя по всему, перед тем как затонуть, катер горел. Чтобы прочитать номер, пришлось привлечь специалистов экспертно-криминалистического центра ГУВД Краснодарского края. Эксперты колебались насчет последней цифры, поэтому в Центральный военно-морской архив МО РФ в г. Гатчина Ленинградской области полетело сразу несколько запросов.

В середине ноября пришел ответ: медаль "За отвагу" № 115559 вручена боцману торпедного катера ТКА-94, старшине 2 статьи Римскому Александру Антоновичу. Удостоверение № 13035. Награжден Приказом командира 2 бригады торпедных катеров Черноморского флота № 030 от 09.11.1942 г. Дата вручения награды 25.03.1943 г.". Наградной лист, который подавался непосредственными командирами и хранящийся в личном деле всех кавалеров, описывает основания для выдачи медали так:

"С 5 по 27 сентября 1942 года ТКА-94 восемь раз выполнял боевые действия по высадке в тылу противника отрядов специального назначения и специальных групп, а также приема их с тыла противника катером. Несмотря на сильное противодействие противника огнем, как батареи, так и пулеметов, катерный боцман Римский под огнем противника сгружал и принимал на борт ТКА оружие и боезапас, при отходе ТКА огнем своего пулемета ДШК прикрывал отход катера от берега противника, проявляя при всех заданиях отвагу, мужество и решительность. За личную отвагу и мужество, проявленные под огнем противника, за оказание помощи раненным, погруженным на ТКА, за смелую инициативу во время выполнения боевых операций ходатайствую о награждении катерного боцмана Римского медалью "За отвагу".

Имея фамилию и номер подразделения, архивные работники Центрального военно-морского архива отыскали полные данные старшины: 1922 года рождения, уроженец Петровского района Киевской области УССР, с. Вязовск, украинец, член ВЛКСМ с 1938 года, в Рабоче-крестьянском красном флоте с 1941 года. Судя по документам, старшина второй статьи Римский с октября 1942 года успел повоевать в составе 255 бригады морской пехоты (в это время бригада сдерживала немецко-румынские войска на подступах к Геленджику). Звание "старшина первой статьи" присвоено 7 сентября 1943 года, за четыре дня до гибели – по официальным данным, Александр Римский пропал без вести 11 сентября в районе Новороссийска.

И вот на этом этапе к участию судьбе моряка подключился поисковый отряд "Днепр" Киевского историко-патриотического клуба "Поиск". Поскольку административное устройство Киевской области к теперешнему моменту сильно изменилось, поначалу нас занесло в Народичский район Житомирской области. Есть там село Вязовка, по прочтению очень близкое к тому названию, что выдал гатчинский архив. Древняя славянская земля, а ныне дикие места, Чернобыльская зона обязательного отселения. Но зато народ добрый, помогали чем могли, пока кого-то не осенило найти историю админпреобразований. Выяснилось, что некогда под названием "Городищенский район им. Петровского" в состав Киевской области входил Городищенский же район современной Черкасской области. И село называется Вязовок.

Дальше все было довольно просто: секретарь сельсовета пошла к Римским, те сказали, что в райцентре Шпола живет родной племянник моряка, сын его сестры по имени Виталий Денисенко, который работает следователем то ли в милиции, то ли в прокуратуре. Тут же была набрана райпрокуратура Шполы, и засидевшийся начальник подтвердил, что есть такой человек, ныне пенсионер МВД, и дал его домашний номер.

Как раз в это время Денисенко ехал в село, проведать родственников. И там его встретили новостью, после которой он два дня не мог прийти в себя: его мать ждала брата всю жизнь и умерла 7 сентября 2006 года, когда архивные работники еще неторопливо копошились в бумагах. Как и родители, она не верила, что он мог пропасть без вести. Женщины даже ходили к ворожке, та говорила, что живой где-то... И до сих пор старики помнят, как чья-то пустая голова обронила фразу, что, мол, сбежал за границу ваш Саша, и как плакала мать от этих слов.

Через неделю мы встретились с Виталием. Привез фотографию. Рассказал, что знал. Было их три друга. Один пошел учиться на доктора, второй – на юриста, а третий пошел в моряки. Батя негодовал. Но Александр Римский хотел в моряки. Кстати, в селе очень много людей с такой фамилией, а откуда она пошла – не помнит никто. Заместитель командира ПО "Днепр", черкасский историк и краевед Михаил Лаврега считает, что от крепких мужичков, которые хаживали в Священную Римскую империю наниматься в войско. А те, кто ходил на юг, в Константинополь, к ромеям, оставили потомкам фамилию Ромейко. Что-то есть в этом объяснении: на фронт из Вязовска ушло почти два десятка Римских.

Отец Римского, Антон Андреевич дожил до 97 лет. Росту был двухметрового. Ветеран двух войн. В Первую мировую служил в разведке, награжден тремя Георгиевскими крестами, которые пропали где-то в голодные тридцатые годы. Во вторую мировую дед участвовал в обороне Киева, попал в плен под Житомиром, но вскоре немцы отпустили его домой, как и других жителей Киевской области – на уборку урожая. Второй раз забрали в армию уже после окончания Корсунь-Шевченковской операции. Попал в плен под Уманью, был в лагере в Чехословакии. Войну закончил под Кенигсбергом. Были какие-то награды, да не сохранились. Не любил дед рассказывать про вторую войну.

Его отец, дед Римского, служил в Лейб-гвардии Преображенском Его Величества полку, в Петербурге. От него осталась медаль, врученная по поводу какой-то годовщины царствования Николая Второго. А сам племянник, Виталий Денисенко, служил срочную в Афганистане, потом - в милиции. Его сын сейчас учится в Академии СБУ. Семейство что надо.

А закончить позвольте словами краснодарца Жеки, который принимал участие в том подводном поиске: "Тело моряка забрало море, его останки бесследно канули в водах Цемесской бухты, но маленький кусочек металла, сквозь десятилетия донес до нас весточку о герое. Он больше не без вести пропавший, он, парень из далекого украинского села Вязовок, теперь навечно останется в памяти благодарных новороссийцев, как и десятки тысяч других защитников города, из всех концов нашей бескрайней Родины, своими жизнями заплативших за Победу!".