25 апреля 1945 года 218-я бомбардировочная авиационная дивизия совершила воздушное нападение на чешский город Бланско. Рядовой для военной работы вылет: помочь пехоте пробить неприятельскую оборону, прервать снабжение и передвижение немецкой армии. Но статистика вылета нерядовая: тот день дивизия потеряла над территорией Южной Моравии четыре самолета Дуглас А-20 "Бостон". Один их этих самолетов пилотировал капитан Василий Юрченко. Вместе с ним пропали без вести старший лейтенант, штурман Георгий Пермисашвили, старший сержант, радист Георгий Буров и воздушный стрелок, старший сержант, Василий Фоменко. Об их судьбе родственникам командира стало известно только недавно. Сержанты еще ищут свою родню...


Имена экипажа установили чешские поисковики, увлекающиеся авиацией. Они-то и нашли людей, видевших падение огромной машины между селами Гершпице и Яловы Двур, неподалеку от которых проходила линия фронта, прокачали всю историю.

Было 25 апреля 1945 года.

"В среду ранним вечером люди видели советские самолеты, летевшие от Брно. Некоторое время спустя, в небе показался отставший самолет. С горящим мотором он прошел над селом на небольшой высоте и постоянно снижался. У хозяйственного двора Яловы Двур самолет крылом зацепил за высокое дерево и взорвался. Первым на месте аварии оказался Вацлав Кнесл. Все четверо летчиков были мертвы. Один лежал под корпусом самолета, второй – в пламени у двигателя и горел. Третий, с тремя звездочками на погонах, был сильно разорван. Возле кабины пилота, у самой плотины старого пруда, лежал четвертый летчик в звании капитана", - написал в 2010 году внуку капитана Юрченко чешский поисковик Ян Мар.

Крестьянин Вацлав Кнесл попытался оттащить одного из членов экипажа от горящих обломков машины. Но к месту падения быстро приехали немцы и венгры с зенитной батареи, стоявшей недалеко от Яловы Двур. Трупы обыскали и во второй половине дня, с разрешения командира немецкой батареи, местные жители похоронили летчиков. Чешские поисковики умудрились даже разыскать фото с места падения.

После окончания войны их останки были перенесены на Центральное кладбище г. Брно. А в 1946 году на месте трагедии был поставлен памятник. Пилоты оставались безымянными... И в донесениях 453 БАП зафиксировано: "Не вернулся с боевого задания. Цель – район г. Брно, Чехословакия".
    
Установить имена экипажа получилось только в августе 1976 г. Во время изучения места падения самолета группа добровольцев, интересующихся авиационной археологией, нашла часть навигационной линейки с инициалами "П.Г.Д". С установлением данных в Подольском архиве МО СССР помог вице-адмирал Алексей Сорокин, тогда заместитель начальника Главного Политического управления Советской Армии и Военно-Морского флота. И вот, осенью 1979 г. корреспондент ТАСС  в Чехословакии Александр Кондрашов и член поисковой группы "Z-77" написали в "Комсомольскую Правду" статью "На своих крыльях несли свободу".

На нее отозвалась семья Георгия Пермисашвили, проживавшая в Тбилиси. Найти семью Юрченко удалось только в 2010 году.

Тем не менее, на памятник сразу была установлена плита с именами летчиков: "Здесь погибли 25.04.1945 члены экипажа советского самолета из 453-ого бомбардировочного полка: капитан Василий Кириллович Юрченко, старший лейтенант Георгий Давидович Пермисашвили, старший сержант Георгий Тихонович Буров, старший сержант Василий Семенович Фоменко. На вечную память от жителей населенного пункта Нижковице-Гершпице".

Вот что написал нам Дмитрий Юрченко:

"Василий Кириллович Юрченко - мой дед родился в январе 1906 года, в селе Андрусовка на Украине, на берегу Днепра, недалеко от города Чигирин. Его отец, Кирилл Юрченко, казаковал на Днепре и погиб  когда дед был еще маленький. Мама деда дожила до 109 лет и умерла в 1976 году. У деда было еще трое братьев и две сестры. В селе Андрусовка у деда был сын, внебрачный, которого в 1942 году расстреляли фашисты. В 1929 году Василий Кириллович был призван в Красную армию, в кавалерию. Был отправлен на службу в город Череповец, где и познакомился со своей будущей женой Таисией Матвеевной  Лариной. Когда они поженились, деду было 25 лет, а бабушке 18 лет, это был 1931 год. В этом же году, по призыву Компартии, дед поступил в летное училище в городе Таганрог. А в 1933 году  родился мой отец, Эрик Васильевич.

Почему бабушка выбрала имя Эрик, никто так и не знает. Но в детстве и дед с бабушкой, и уже потом, все наши родственники называли отца Алик, так как он сам с детства не выговаривал букву «р».  С конца 1930-х годов дед, уже будучи кадровым офицером-летчиком, служил в летной школе, на Северном Кавказе. Там же жили и бабушка с отцом, и там же застала их война.
С первых дней войны дед писал заявления об отправке на фронт, но командование поставило его на обучение молодых летчиков, которые проходили короткий курс и после этого уходили воевать. В летных частях молодых летчиков называли "взлет-посадка", так как больше за короткий срок обучения они ничего не умели.

В 1942 году у деда и бабушки родился еще один сын, Владимир, но он умер, не дожив до года, от дифтерии. В 1941 и 1942 годах погибли оба дедовых брата. Только сейчас удалось выяснить судьбу одного из них: он был председателем сельсовета, и когда немцы пришли на Украину, он был арестован и вскоре расстрелян. Деда же на фронт, так и не отпускали. Но в 1943 году Василия  Юрченко отправили получать новые американские самолеты. А в начале 1944 года, когда уже произошел перелом в войне, дед был приписан ко 2-му Украинскому фронту.
В декабре 1944 года первый раз был сбит. Самолет разбился и сгорел, но дед остался жив, 17 дней пролежал в госпитале с сильными ожогами. После этого задания был награжден орденом Красной Звезды. Вместе с его экипажем, с весны 1944 года на боевые вылеты летал щенок, летчики назвали его "Бутончик". Бутончика летчики подобрали еще в России. На аэродром пес пришел сам, спасаясь от бомбежек. А погиб в Венгрии вместе с самолетом. Как писал с фронта дед, "Бутончик погиб на боевом посту. Слава героям войны".

Последние письма от деда пришли в начале апреля 1945 года. Сообщение о том, что Василий Кириллович пропал без вести, родные узнали только после Победы. На просьбы бабушки узнать что-то о судьбе деда командование официально ничего не сообщало. Замуж Таисия Матвеевна больше не вышла, до последних дней жизни ждала своего мужа. Она умерла в 1973 году.

От себя могу добавить, что жили очень бедно, денег не хватало, более того деньги которые посылал дед с фронта, воровали. Зачастую отосланные  деньги или посылки, просто не доходили, или доходили с кирпичами вместо отосланных подарков. Своего жилья не было, снимали комнату в общежитии или больших частных домах.  Бабушка во время войны прошла курсы медсестер и работала при летной школе в госпитале.

Всю войну, бабушка с отцом жили в Грузии в городе Телави, где базировалась летная школа. После войны переехали сначала в г. Карабаш, рядом с Челябинском, а потом в Ленинград., ждала возвращение деда. Все поиски ни к чему не привели, единственное, что удалось выяснить, то, что друзья деда видели, как самолет был подбит и загорелся, при налете на  Брно.

Мой отец Эрик Васильевич Юрченко окончил школу, и потом институт физической культуры и спорта им. Лесгафта в Ленинграде. Получил специальность «тренер по акробатике и спортивной гимнастике». По окончанию института работал в цирке как акробат– эксцентрик. С 1983 года перешел на тренерскую работу, а потом был сначала завучем и впоследствии директором спортивной школы «Локомотив».
Моя мама по профессии балерина, 1944 года рождения, с отцом они познакомились на гастролях. Поженились в 1968 году».

Родня ст. сержанта Георгия Бурова, уроженца Лосевского района Воронежской области и ст. сержанта Василия Фоменко, уроженца Запорожья, до сих пор не найдена. Дмитрий Юрченко пытался разыскать их, писал статьи в местные газеты, но пока безуспешно. Возможно, эта публикация на сайте "Электронной Книги Памяти Украины" поможет довести дело до конца. И оба сержанта вернутся домой с войны.

Связана с этой историей еще одна фамилия, причем выяснилось это в ходе работы над текстом. Дело в том, что чешский поисковик Ян Мар установил данные об экипажах остальных трех "Бостонов" 218-й БАД, сбитых 25 апреля 1945 г.

Первый совершил вынужденную посадку на своей территории после атаки вражеского истребителя у с. Ваценовице. Весь экипаж, кроме ст. сержанта Алексея Морякина, остался в живых. Второй сбит вражеским истребителем у г. Рупрехтов: пилот, лейтенант Анатолий Ветров и  ст. cержант Владимир Ослопов погибли, штурман Олег Максимов и стрелок, мл. cержант Мамажан Отожанов спаслись.

И, наконец, третий А-20 был сбит зенитной артиллерией и упал в городскую застройку Брно. Командир ст. лейтенант Дмитрий Бонгард, штурман ст. лейтенант Иван Красиков и воздушный стрелок, старшина Алексей Кирьянов погибли, старшина Николай Плужников спасся на парашюте.

Поразительно, но о Дмитрии Сергеевиче Бонгарде, уроженце г. Балашова Саратовской области, мы узнали буквально месяц назад, работая по поиску самолета СБ-2, сбитого в 1941 году в Васильковском районе Киевской области. Бывшие летчики, соорудившие один из самых необычных военных памятников, установили имена всех, кто воевал в небе Васильковщины, погиб либо сумел выбраться благодаря местным жителям. Одним из спасшихся пилотов-бомбардировщиков и был Дмитрий Бонгард.

Теперь круг замкнулся, и вся история кадрового офицера видна как на ладони. В начале войны на самолетах СБ и Пе-2 лейтенант Бонгард бомбил переправу на реке Остер, летал на штурмовку танковой колонны у Славутича и на разведку в район Днепропетровска. С сентября 1941 года воевал на Северокавказском фронте, затем участвовал в Ясско-Кишиневской операции, за что был награжден орденом Отечественной войны II степени и вырос до старшего лейтенанта.

Накануне гибели, 9 апреля, он был представлен ко второму ордену - Красного знамени, за успешные 39 вылетов. Заместитель командира эскадрильи отмечен как отличный разведчик и мастер бомбометания. 2 ноября 1944 года дотянул на едва управляемом, подбитом над венгерским городом Цеглед самолете, до аэродрома. Весь январь 1945 года летал на бомбежку Будапешта, участвовал в первой атаке на него. После отличного бомбометания по позициям противника у г. Шерегельеш 11 марта 1945 года пехота ходатайствовала перед командующим фронтом Родионом Малиновским о вынесении летчикам благодарности, что и было сделано.

Приказ о выдаче награды был подписан 30 апреля... В донесении о потерях 218-й бомбардировочной авиадивизии 5-й воздушной армии от 25 апреля 1945 скупо говорится: "Сбит над целью". В графе "место захоронения" - прочерк.

Вечная память вам, мужики...

Дмитрий Заборин