Вообще-то этой истории следовало бы появиться уже давно. Но случилось так, что рассказ о последнем бое старшины-десантника Коробицына и его возвращении из небытия, родился к очередному Дню Воздушно-десантных войск. Думаю, Василий не стал бы обижаться такой задержке. Этот лихой парень, сложивший голову в Букринском десанте, вряд ли был из числа обидчивых. А сама история о том, как три фотографии, хранимые украинской семьей, позволили солдату вынырнуть из пропавших без вести 70 лет спустя, заслуживает того, что рассказать ее даже с опозданием.

Все, что оставалось на белом свете от Василия Коробицына, это три фотографии. На одной изображен он сам, с прямой спиной и неуставной финкой на поясе, на другой старшина изображен с девушкой, а на третьей девушка одна. И подпись на обороте: «Дорогому Васе. 1942 год». Все эти снимки 70 лет хранились у Михаила Паришкуры, жителя села Мироновка, ныне райцентра Киевской области.

Осенью 1943 года мироновский комендант, офицер, которого звали Людвигом, куда-то срочно выехал с адъютантом. Как вспоминал Михаил Павлович, в чьей хате на теперешней улице Бузницкого проживали немцы, вернулись они под вечер, без лобового стекла и без настроения. Офицер молча прошел к себе и хлопнул дверью. Шедший следом адъютант с усмешкой кинув на пол посреди кухни какую-то сумку с лямками.

«Из нее выпал запеченный кукурузный початок и какой-то значок, вырванный с гимнастерки прямо с куском ткани. Уже значительно позже, когда пришли наши, я понял, что это был гвардейский значок. Почему-то запомнилось, что значок, как юла закрутился на полу…  Выпало и несколько фотографий. Тетка Нина кинулась за ними. На одной был наш солдат один, на другой с какой-то девушкой, на третьей портрет одной девушки, - вспоминал Паришкура. - Мама и Нина разглядывали фотографии и плакали. Тогда адъютант, который неплохо говорил по-русски, сказал со злостью: «Как я его убил, так вы плачете, а если б он меня, так вы слезинки не прольете…».

Как выяснилось позже, узнав о выброске советского десанта, комендант выехал по тревоге. На одной из дорог из кустов выскочил раненый красноармеец и кинул в машину гранату, которая разбив лобовое стекло, влетела в салон «опеля», но не взорвалась. Это и решило ситуацию: немцы застрелили десантника и забрали его полевую сумку. По слезной просьбе женщин фотографии рыжий адъютант разрешил оставить.

Уже к 55-летию Победы Михаил Паришкура обратился в редакцию газеты «Мироновский край», передал фото и рассказал историю. Но дело закончил его сын Павел уже после смерти отца. Он начал изучать историю десанта, списки погибших, выискивая старшин по имени Василий, попытался еще раз обратиться в прессу и выложил фото на одном из поисковых форумов. Дальнейший процесс, к которому подключилась опытный поисковик Виктория Нестратенко из Киева, занял около двух часов. В социальной сети ответил другой Василий Коробицын – племянник десантника, проживающий в г. Комышлов Свердловской области.

Все эти годы родственники ничего не знали о судьбе старшины. Со слов его девушки Лидии Маркиной было известно лишь то, что самолет, на котором он вылетел, назад не вернулся. Остались только фотографии в семейном архиве. Кстати, большинство из них – с девушками. Бравый Вася Коробицын, судя по всему, пользовался у них большим успехом. Со слов племянника удалось к уже известной информации добавить лишь то, что до войны его молодой дядька успел закончить в Москве «летную школу», хотя что это значит на самом деле – неизвестно.

Но самое главное, что теперь старшина больше не пропавший без вести. «Когда прочёл фамилию десантника, к горлу подкатился ком. Вспомнился отец, почему-то вспомнились одинокие могилки безымянных воинов посреди черниговских лесов, где проходила моя служба в Советской армии. Возникло ощущение, будто смотришь на мир глазами Василия, и тебе сейчас придется шагнуть через проем самолетной двери в черную бездну ночи. Долго не мог совладать с чувствами и упорядочить мысли. Спасибо огромное Виктории за ее работу. Василий хоть и краешком фотографии, но все же зацепился за жизнь и за память. Надо верить! Жаль, что мой отец не дожил до этого дня. Он очень мечтал разыскать родных Василия», - говорит Павел Паришкура.

В ближайшем сентябре исполнится 72 года со дня Букринского десанта. И поздравляя ныне живущих десантников с их праздником, давайте помянем и Васю Коробицына, и его боевых товарищей, и всех остальных бойцов, благодаря которым крылатая пехота, впервые в мире как род войск появившаяся в СССР, обрела свою грозную славу.